Тезисы «Мировая социальная революция и задачи социал-демократии», предлагаемые ЦК РСДРП всем марксистским социалистическим партиям, как основа для их объединенной деятельности

19 ноября 2013 - П.В.С.

Тезисы «Мировая социальная революция и задачи социал-демократии», предлагаемые ЦК РСДРП всем марксистским социалистическим партиям, как основа для их объединенной деятельности

 

12 апреля 1920 года

 

Из материалов партийного совещания при ЦК. Москва, 4-14 апреля 1920 года

Социальная революция

 

1. Развитие мирового империализма, приведшее к катастрофе всемирной войны, разрушению вековых империй, передвижке всех исторических границ, опустошению всего Европейского континента и перетасовке народных масс, создало в мировом масштабе предпосылки для социальной революции, заканчивающей эру капиталистического развития и начинающей эпоху социализма.

 

2. Эти предпосылки революции заключаются: в экономическом отношении — в объективной невозможности восстановления истощенного войной народного хозяйства при сохранении прежних форм производства, распределения, международного обмена и международного кредита, основанных на конкуренции отдельных капиталов и в невозможности для капиталистического государства идти слишком далеко в ограничении этой конкуренции и в регулировании хозяйственной жизни вопреки интересам капиталистических классов; в социальном отношении — в революционизировании войной и ее последствиями трудящихся масс и в невозможности удовлетворить их повышенные требования иначе, как путем самых глубоких вторжений, доходы класса капиталистов и возложения на их плечи значильной части вызванных войной расходов, чему препятствует зависимость государственной власти от этого класса; в политическом отношении эти предпосылки мировой революции заключаются в обна-женной при ликвидации всемирной войны окончательной неспособности капиталистических государств установить связь международных отношений на базисе сколько-нибудь прочного мира, придать им сколько-нибудь устойчивый характер и освободить народное хозяйство от парализующих его развитие колоссальных непроизводительных расходов на подготовку к новым войнам.

 

3. Мировая социальная революция является, таким образом, необходимым результатом всего предыдущего исторического развития наиболее передовых в экономическом отношении стран, воплотивших в себе в наиболее яркой форме тенденции современного капитализма. В этих странах и подготовлены в полной мере объективные предпосылки социального переворота и технические, материальные, и социальные факторы, необходимые для выполнения задач, которые он ставит перед обществом. Но развитие капитализма поставило отдельные страны цивилизованного мира друг от друга в тесную экономическую и политическую зависимость, которая нашла, между дрочим, свое выражение в всемирном характере вооруженного конфликта, которым разрешилась конкуренционная борьба капиталистических гигантов.

 

Благодаря этому, революционный кризис одинаково охватывает также и страны, в экономическом отношении отсталые и даже стоявшие еще на такой ступени развития, на которой внутренние противоречия капиталистического строя не могли еще достигнуть крайней остроты и самый капитализм далеко еще не исчерпал все возможности дальнейшего развития.

 

4. В таких отсталых странах непосредственной причиной революционного кризиса является вызванное войной обнищание, падение производительных сил, равно как крайняя дезорганизация механизма классового государства.

 

В силу указанной выше зависимости судьбы этих стран от мирового капиталистического целого, начавшийся в них революционный кризис не мог остановиться на простом устранении тех условий, которые тормозили их экономическое развитие в рамках капиталистического производства. В обстановке мирового кризиса капиталистического производства буржуазии отсталых стран оказывается не под силу восстановить потрясенное войной народное хозяйство, тогда как, с другой стороны, приближающаяся в передовых странах социальная революция создает для трудящихся масс стран, более отсталых, объективную возможность ускорить процесс их развития к социализму, опираясь на могучие ресурсы и организующую силу социализованного хозяйства наиболее развитых экономических стран. Тем самым возможные в этих отсталых странах и навязываемые им экономической необходимостью реформы народного хозяйства, ограничивающие сферу господства чисто капиталистических отношений, национализации и муниципализации, регулирование производства и торговли государством и государств[енной] монополией, трудовая повинность и т.п. могут при условии зависимости госуд[арственной] власти от трудящихся классов стать исходным пунктом для развития общественных форм, переходных между капитализмом и социализмом.

 

5. Мировая социальная революция, т.е. переустройство о[бщества] на новых соц[иально]-эк[ономических] основаниях новым классом, взявшим власть в свои руки, не может рассматриваться как историческое событие, совершающееся в течение короткого промежутка нескольких месяцев или лет и путём быстро разражающейся катастрофы, сметающей начисто одну хозяйственную форму, чтобы на месте её поставить другую, противоположную. Подобное представление о социальной революции непримиримо противоречит теории научного социализма. Социальная революция есть сложный и длительный исторический процесс постепенной социализации хозяйственной жизни и вытеснения капиталистических и мелкобуржуазных форм и обмена коллективистскими, обеспечивающими более высокое развитие производственных сил. Ни темп развития этой революции, ни фазы, чрез которые она проходит, не могут быть тождественны для отдельных стран, различающихся между собой степенью развития капитализма, соотношением общественных сил, культурным уровнем населения и рядом других существенных условий. Точно так же и самый переход от экономического кризиса, вызванного катастрофой всемирной войны, к революционной ломке, составляющей непосредственное содержание социальной революции, отнюдь не должен представляться одинаковым для всех охваченных историческим процессом стран, почему и обычная формула о непосредственном переходе империалистической войны в гражданскую, как необходимом для всех стран, была отвергнута. Напротив, научное представление о социальной революции отнюдь не исключает возможности для отдельных (и даже для наиболее развитых экономически) стран периода известного подъёма после упадка, вызванного катастрофой войны, после чего только основные внутренние противоречия, ведущие к социальной революции, достигнут необходимой для неё остроты, а также в этих странах смогут принять характер гражданск[ой] войны.

 

6. Но при всех условиях, придающих разнообразие формы одному и тому же процессу социальной революции, её решающим моментом, показателем её наступления и её рычагом является коренное перемещение силы общественных классов, свержение политического господства капитала и восхождение к власти трудящихся классов во главе с пролетариатом современной крупной промышленности, то есть политическая революция.

 

Политическая революция и диктатура пролетариата

 

7. Эта политическая революция не может быть совершена средствами легальной борьбы пролетариата в рамках государственных учреждений буржуазного общества, поскольку правящее капиталистическое меньшинство, обладающее военными и материальными средствами господства, окажет сопротивление легальному переходу государственной власти в руки трудящихся. Поэтому готовность и способность безвластного большинства насильственно свергнуть властное меньшинство является необходимым условием социальной революции.

 

8. Ее результатом в капиталистически развитых странах, где пролетариат составляет значительное большинство населения и остальные слои трудящихся социально растворены в нем, явится диктатура пролетариата, то есть сосредоточение в его руках всей общественной власти. Что же касается стран, стоящих на более отсталых ступенях экономического развития, где, однако, объективная неизбежность революции создана неспособностью буржуазии восстановить народное хозяйство после опустошений войны и остановить процесс развала старого государства, – то в таких странах ближайшей целью революции может быть лишь раздел власти между пролетариатом и другими трудящимися классами (особенно мелким самостоятельным и полу самостоятельным крестьянством), причем руководящая роль в этом союзе обеспечивается за пролетариатом его высшей культурностью, его сосредоточением в центрах экономической жизни, его способностью поднять уровень развития производи-тельных сил всей страны. Этот раздел власти составит содержание переходного историческ[ого] периода – до тех пор, пока дальнейшее эконом[ическое] развитие в международн[ом] масштабе создаст этих странах предпосылки для диктатуры пролетариата.

 

9. Ставя своею целью социальное освобождение всех эксплуатируемых и угнетенных, классовая диктатура пролетариата направле-на только против эксплуатирующих народное хозяйство и паразитирующих общественных групп, ныне удерживающих в своих руках монополию на средства производства. Она представляет собою организованное революционным государством насилие против этого меньшинства, поскольку оно пытается противодействовать социальной революции, и степень и формы этого насилия всецело определяются силой и действительностью этого противодействия. Но ни при каких условиях классовая диктатура пролетариата по существу своему не направлена против других слоев трудящихся масс, активное и добровольное соучастие которых в процессе социального преобразования является необходимым, и это одно только может обеспечить решение пролетариатом проблемы преобразования хозяйственных форм на почве дальнейшего развития производительных сил. К этим слоям относятся как не пролетаризированные мелкие хозяева в городе и деревне, так и пролетариат умственного труда и в своей массе технический персонал современной индустрии. Опираясь на интересы подавляющего большинства трудящихся и основываясь на растущем сознании этим большинством своих подлинных интересов, социалистическая диктатура пролетариата заключается, таким образом, не в насильственном навязывании его воли народному большинству, но в организованном осуществлении пролетариатом, революционным авангардом трудящегося большинства, воли этого последнего.

 

10. Понятие классовой диктатуры пролетариата не имеет, коп имени, ничего общего с понятием единоличной или олигархический диктатуры, в том числе и диктатуры сознательного революционно меньшинства над бессознательным большинством народа, хотя бы во имя интересов народа. Революционная социал-демократия восстаёт со всей решительностью против этой диктатуры меньшинства, противоречащей основному положению социализма в том, что освобождение рабочего класса может быть делом только самого рабочего класса и низводящего трудящиеся массы до роли пассивного объекта социальных экспериментаторов. В тенденциях к установлению явной или скрытой форме диктатуры меньшинства социал-демократия усматривает величайшую опасность как революционному развитию рабочего класса, так и успехам социального переворота. Поэтому социал-демократия отвергает и всякую политику терроризма, как метода революционной диктатуры, органически связанного с стремлением меньшинства удержать и утвердить в своих руках власть, которую еще не признает за ним трудящееся большинство.

 

Диктатура и демократия

 

11. Диктатура, осуществляемая пролетариатом, как классом, отнюдь не противоречит принципам демократии, напротив – впервые дает возможность их полного последовательного применения. Ибо осуществление диктатуры пролетариатом, как классом (а не поставленными над ним диктаторами), возможно лишь в той мере, в какой его подлинная воля выковывается путем свободного волеизъявления всех составляющих его частей, которое невозможно в капиталистической демократии с ее многочисленными факторами, систематически подавляющими и искажающими свободное самоопределение масс. Последовательно проведенное сверху донизу народовластие, сведение к минимуму привилегий должностных лиц, их всеобщая выборность и подотчетность избирающим массам, максимальное развитие самоуправления и минимальное развитие противостоящей производителям профессиональной бюрократии — военной и гражданской самая широкая свобода идейной борьбы и пропаганды, – эти основные признаки демократии неотъемлемы от понятия социалистической диктатуры рабочего класса.

 

12. Всякая демократия исторически ограничена рамками определенных социальных групп, в пределах которых осуществляются демократические принципы. Так, буржуазная демократия возникает как демократия равноправных собственников и лишь под революционным давлением стоящего вне ее класса – пролетариата, уступает в большей или меньшей степени политические права последнему. Так, свободная республика Америка возникла как демократия белой расы. Соответственно этому и новая рабочая демократия, возникающая из крушения капиталистического общества, есть демократия участников общественного производительного труда. Поэтому демократической сущности классовой диктатуры в принципе не противоречит лишение прав гражданства или ограничение этих прав для социальных групп, стоящих вне этой демократии, т.е. вне общественного производительного труда. Следовательно, отрицание за трудящимися классами права на такое исключение или ограничение и апелляция против них к абсолютным демократическим идеалам не выдерживает критики. Отношение социалистического пролетариата к вопросу об ограничении рамок создаваемой им новой демократии трудящихся должно определяться целью осуществляемого им социального преобразования, которое заключается в привлечении к коллективному труду всего общества и которое достигается не истреблением непроизводительных классов старого общества и не превращением их в эксплуатируемый класс, как это бывало в прежних революциях, а их вовлечением в ассоциацию трудящихся. Поэтому тенденция рабочей демократии заключается не в самозамыкании рабочей демократии и исключении из пользования гражданскими и политическими правами членов побежденных классов, а, напротив, установлении универсальной демократии.

 

13. Не являясь поэтому исторически и логически неизбежной составной частью социалистической диктатуры пролетариата, ограничение демократии лишением или ограничением прав непроизводительных групп населения (в сфере избирательного права, свободы печати и т.д.) может быть, тем не менее, навязано пролетариату в первый момент завоевания политической власти, в период продолжающейся гражданской войны, как временная мера экономической п революционной самообороны. Такие меры прежде всего свидетельствуют о временной слабости и неуверенности самой классовой диктатуры, которая еще не достаточно воспринята большинством населения, как их собственная народная власть. Чем в большей мере обстоятельства гражданской войны навязывают социалистическому пролетариату подобные меры, тем несомненнее, что либо социально- экономические предпосылки для коренного социалистического преобразования в данной стране еще недостаточно развиты, либо, что сами трудящиеся массы субъективно еще не вполне усвоили историческую задачу своего революционного движения. Поэтому самая необходимость социалистического пролетариата обороняться в переходный момент мерами, означающими ограничение демократии, свидетельствует о необходимости тем большей осторожности, постепенности в деле разрушения старых социальных форм и строительства новых.

 

14. Напротив, всякая попытка использовать ограничения демократии для искусств[енного] форсирования процесса социализации хозяйственной жизни и для преодоления того сопротивления, которое неразвитые экономические отношения оказывают этому процессу, может вести лишь к реакции в широких массах, к вырождению классовой диктатуры в диктатуру убывающего меньшинства и к расколу самого рабочего класса. В общем, всякие ограничения демократии в переходный период гражданской войны, применяемые к классовым врагам пролетариата, лишь в той мере не ведут к такому вырождению и расколу, в какой они сочетаются с полным господством начал демократии и свободы внутри самого трудящегося большинства, т.к. только такое господство может гарантировать укрепление классовой диктатуры и избавление ее от необходимости прибегать к всегда рискованным исключительным мерам по отношению к какой-либо части общества.

 

15. Демократия трудящихся, по своему социальному содержанию, и по своим историческим задачам противоположная демократии буржуазной, естественно не может просто копировать государственные формы и учреждения последней. Для своего осуществления, для действительно свободного и точного выявления и проявления в действии воли народного большинства демократия трудящихся нуждается в различных новых учреждениях, приспособленных к выполнению задач социалистического преобразования и в то же время являющихся собирателями революционной энергии масс. Такое значение имеют рабочие и крестьянские Советы, фабрично-заводские комитеты, равно как классовые организации, созданные в дореволюционную эпоху – профсоюзы, биржи труда и т.д. – поскольку они сумеют наполниться новым революционным духом. Однако, неизбежное различие исторической обстановки, в которой в каждой отдельной стране созревают условия для социального переворота – степени вырождения буржуазно-демократических государственных форм состояние самого рабочего класса, его взаимоотношение с другими трудящимися классами и т.д. делают заранее невозможным предрешать роль, которую в организации новой демократии может сыграть каждое из этих учреждений, и превращают в доктринерскую утопию всякую попытку предписать историческому развитию план одинаковой организации пролетарского государства для всех условий.

 

16. Поэтому формула построения диктатуры пролетариата на основе советской системы должна быть отвергнута в качестве единоспасающей панацеи и, обратно, революционная социал-демократия должна признать, что в организации социалистического государства рядом с органами власти, непосредственно представляющими те или иные производственные коллективы, сильные своей непосредственной связью с производством, могут занимать определенное место и органы, основанные на территориальной группировке граждан и на прямом избрании ими своих представителей, равно как такие институты, выработанные на высшей ступени развития буржуазной демократии, как референдум и народная инициатива.

 

17. Противопоставление «советской системы» демократии и стремление обеспечить успех социального переворота диктатурой на почве этой системы питаются в рабочих массах различных стран, с одной стороны, синдикалистской традицией заменить уже в переходную эпоху от капитализма к социализму все формы государственной организации непосредственным объединением производителей в процессе производства, что может иметь место лишь в уже вполне сложившемся и долго функционирующем социалистическом обществе; с другой стороны, эти стремления питаются естественным разочарованием в демократических формах государственного строя, которое посеяно в массах как поведением в них многих социалистических партий в период войны, так и жалкой ролью, которую сыграли демократические учреждения, рожденные в революции. Эта жалкая роль, реакционность или бессилие учредительных собраний и других органов демократии, равно как возможность их использования в качестве лозунгов контрреволюционными силами для борьбы с стремлениями пролетариата к социальному освобождению, являются, в конечном счете, результатом внутренней слабости пролетариата, его неизжитого еще раскола, делающего невозможным образование им единого боевого фронта против буржуазии и увлечение за собою всей массы трудящихся. Поэтому стремление революционных элементов пролетариата к утверждению диктатуры меньшинства под формулой диктатуры на основе советской системы сводится на деле к попыткам силами одной части пролетариата решить задачу, для которой весь пролетариат, как класс, оказался еще в данной стадии революционного процесса не созревшим.

 

Тактика социал-демократии

 

18. Лишь преодоление разъединяющего организованный международный пролетариат раскола и прекращение внутреннего кризиса, выражающегося в господстве среди различных слоев пролетариата оппортунистических и националистических, с одной стороны, и анархо-синдикалистических и бунтарско-якобинских настроений – с другой, создает те субъективные предпосылки для осуществления подлинной диктатуры пролетариата, столь же незаменимые, как и объективные предпосылки, заключающиеся в зрелости капиталистического производства и развале капиталистического государства. Убежденная в этом революционная марксистская социал-демократия ставит своей основной задачей способствовать преодолению этого разброда, отстаивать единение пролетариата под знаменем борьбы за завоевание государственной власти для осуществления социализма, отрывать от буржуазии те слои трудящихся, на которые они опираются, и мобилизовать пролетарские массы для революционной борьбы в интернациональном масштабе.

 

19. Поэтому везде, где в ходе революции государственная власть попала в руки активного меньшинства рабочего класса и последнее в борьбе с непреодолимыми объективными противоречиями своего собственного положения блуждает по пути экономического утопизма и политического терроризма, революционная марксистская социал-демократия, поддерживая это меньшинство в его борьбе с силами контрреволюции и в отстаивании им принципов власти трудящихся и социалистической организации производства, направляет свои усилия к тому, чтобы изменением экономической политики в соответствии уровню и условиям социального развития, демократизации созданных революцией форм государственной власти и ликвидацией террористических методов управления предохранить пролетариат данной страны и с ним все международное рабочее движение от тяжелого поражения и обеспечить развитие революционной диктатуры меньшинства – по необходимости утопической и террористической – к власти подлинного трудящегося большинства.

 

20. Вместе с тем революционная социал-демократия отвергает, как гибельную для дела освобождения пролетариата и развращающую сознание массы, всякую политику, которая на том основании что еще не имеется в наличии социалистического большинства, объединяет часть пролетариата с отдельными фракциями буржуазии и во имя принципов демократии противопоставляет волю этого блока, как народную волю, стремлениям, хотя бы и стихийным, активнейшей части пролетариата, стремящейся к осуществлению социализма.

← Назад