Владимир Сиротин (из автобиографии)

8 января 2017 - samoch

 

             Моя антифашистская деятельность име­ет как позитивный, так и негативный опыт. Де­ло в том, что с 1990 по 1998 годы я состоял в организации под названием Московский Анти­фашистский центр, в которой почти все были правыми либералами, причём в большинстве своем весьма консервативными. Был там прак­тически единственным левым. С 1993 по 1997 годы даже входил в Совет данной организации. Проповедовал там левые взгляды, что вызывало яростное противодействие большинства и трав­лю со стороны многих. В конце концов, когда несколько человек занялись расследованием нечистоплотной, жульнической деятельности руководства организации во главе с Е. В. Прошечкиным, нас оттуда исключили. Причем ме­ня с формулировками "посягательство на честь и достоинство президента Российской Федера­ции Б.Н. Ельцина", "пропаганда левых идей" и т.п.. В числе прочего мне инкриминировали так­же... крайне отрицательное отношение к режиму "спасителя Чили" генерала Пиночета, враждеб­ность к этому "доблестному" деятелю. Более того. Отдельные экземпляры ставили в вину даже... поддержку республиканской Испании против Франко! Чего только там не наслушался!?

        Вполне закономерно может возникнуть вопрос: а как вообще я ухитрился в подобную орга­низацию вступить? Дело в том, что это выяснилось не сразу. Первоначально прельстило название. А потом, когда разобрался, было уже поздно. Однако все время находился в состоянии перма­нентной и жесткой конфронтации с большинством членов данной организации. Яростно пропа­гандировал идеи, что в СССР и подобных государствах никакого социализма и близко не было, а был госкапитализм, (зачастую с элементами крепостничества и рабства), что наши так называемые "коммунистические" партии являются в действительности крайне правыми, а то и фашистскими! Что левизна и национализм, державность принципиально и абсолютно несовместимы, а прилич­ные люди себя правыми не называют и называть не могут и не должны!

          Конфронтация все больше усиливалась, обстановка накалялась и дело закончилось огром­ным скандалом! Затем, как уже говорилось выше, исключением. В принципе не жалею, отрица­тельный опыт также опыт. Паноптикумы тоже необходимо собирать!!!

        Впрочем, довольно о грустном. Уже в 2004 году появилась другая организация, Антифаши­стский союз. Ее создание и деятельность неразрывно связаны с личностью философа и талантли­вой поэтессы Авелины Абарелли! С этой замечательной женщиной мы познакомились весной 2005 года. Узнав о существовании этого союза я вступил туда осенью того же года и с тех пор со­стою в ней. Уже несколько лет я являюсь одним из сопредседателей союза. Занимаемся пропаган­дой, агитацией, участвуем в акциях. К сожалению, не так много и регулярно, как хотелось бы. На­до больше. Внутри нашей организации также ведутся идеологические споры. У нас есть правый либерал, Сергей Сергеев, с которым мы регулярно дискутируем. В то же время у Авелины, на мой взгляд, позиция несколько просоветская. По крайней мере, у меня такое впечатление. Ну а я - это я, Владимир Сиротин, левый социалист марксистской ориентации!

Между прочим, интересно дать определение термину "фашизм". Есть разные определения. Наиболее известное: "Открыто террористическая диктатура наиболее агрессивных, наиболее шовини­стических элементов финансового капитала... " Во многом верное, но оно относится к фашизму уже у власти. Касательно фашизма как движения существует иное, в разработке которого принимали уча­стие несколько человек, включая автора этих строк. Ультранационалистическое, изначально преиму­щественно мелкобуржуазное, крайне этатистское движение, появляющееся на определенном доста­точно зрелом этапе капиталистического развития, вызванное к жизни как реакция классов, слоев, групп, проигрывающих в результате капиталистических процессов и кризиса буржуазного общества, на новые реалии. (Нацизм, конечно, то же самое, но с жестким уклоном в национальные признаки, "расовую чистоту", "чистоту крови", ненависть к другим народам по чисто этническим признакам, "по крови и расе", что не является непременно обязательным для всякого фашизма вообще.)

           Кстати говоря, нет никаких препятствий к тому, чтобы признать сталинский режим (по крайней мере, с момента достижения им определенного индустриального уровня и все более от­кровенного принятия на вооружение агрессивного великорусского шовинизма) разновидностью фашизма. Безусловно, диктатура огосударствлённого монополистического капитала имела место. И опиралась на партию, которая была, несомненно, построена по вождистскому принципу!

Вот такие соображения мне хотелось бы изложить.

← Назад