Проект заявления СДПР от 2009г. по поводу Резолюции Парламентской Ассамблеи ОБСЕ (не было принято)

20 августа 2009 - samoch

 Опубликовано в журнале "Новости социал-демократии" (НСД-15 2009г)

В ПРЕЗИДИУМЕ ПРАВЛЕНИЯ СДПР                                                                                                                                                                   Проект

Заявление  по поводу Резолюции Парламентской Ассамблеи ОБСЕ «Воссоединение разделенной Европы» и инициативы Европарламента объявить 23 августа  Общеевропейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма

 СДПР солидарна с позицией ПА ОБСЕ, отвергающей тоталитарное правление в какой бы то ни было форме, независимо от ее идеологической основы. У нас не вызывает серьёзных возражений ни один пункт резолюции в отдельности, кроме десятого. Вместе с тем, у нас есть ряд серьёзных замечаний к резолюции ПА ОБСЕ в целом и мы хотим выразить своё отношение к инициативе Европарламента.

1. Резолюция замалчивает, что нацизм и сталинизм были не только тоталитарными режимами, но и идеологиями, оправдывавшими репрессии для достижения полярных целей. Цели сталинизма, в отличие от нацизма, на словах мало отличались от целей, провозглашаемых в 30-х годах социал-демократами, легально действовавшими в большинстве европейских государств. Основное различие было в методах достижения целей. Нацизм был более варварским, чем сталинизм. Он был более опасным для человечества, поскольку разбудил в народе самые низменные, животные, инстинкты. Нацистская идеология искалечила души многих миллионов людей. Она отодвинула на многие годы выработку новой концепции международных отношений, основанной на общих ценностях, новой парадигме,  глобальной этике и одновременно признающей самобытность и многообразие. Такая концепция смогла родиться лишь недавно. Она нашла отражение в книге «Преодолевая барьеры», написанной под эгидой ООН в 2001 г. 20 выдающимися интеллектуалами мира из 20 стран (перевод на русский язык выполнен в 2002г. под ред. С. П. Капицы, изд-во «Логос», Москва).  

2.  Призывая государства-участников ОБСЕ к принятию мер, направленных на поощрение соблюдения прав человека и гражданских свобод, резолюция замалчивает тот факт, что стремление к гражданским свободам и соблюдению прав человека, независимо от национальности, расы и религиозного исповедания, лежало в основе идеологии, которую взял на вооружение сталинизм, хотя и чисто декларативно. Это нашло отражение в Конституции СССР 1936г., в которой были прописаны все права и свободы граждан.

3. Напоминая всем о том, что в двадцатом веке образовались «два мощных тоталитарных режима, нацистский и сталинский, которые несли с собой геноцид», резолюция замалчивает информацию о существовании других тоталитарных режимов – в Японии, Италии, Испании, Венгрии и других странах. Все они вместе с нацистским режимом входили в Антикоминтерновский, а затем Берлинский, пакт, а значит, увеличивали мощь нацистского режима. Против такой силы Советскому Союзу, одному, трудно было противостоять. Непосредственно перед заключением пакта «Риббентроп-Молотов» Франция и Великобритания фактически отказались заключить с СССР союз, направленный против любой возможной войны в Европе. В августе 1939 г. шли военные действия между СССР и Японией на Халхин-Голе.  Поэтому заключение пакта о ненападении 23 августа 1939г. для СССР было вынужденной мерой. Отказ от подписания пакта означал для СССР войну на два фронта, а возможно, учитывая неопределенную позицию Франции и Великобритании, и на три фронта.

4. Говоря о коммунистической диктатуре, резолюция «забывает» сказать о том, что её установление в России явилось логическим следствием упорного сопротивления монополистического капитала и царского режима требованиям народа предоставить ему права и гражданские свободы. А нацизм, как антипод коммунизму, финансово подпитывался международным монополистическим капиталом с целью столкнуть его с коммунистами.

5. СДПР считает, что все эти замалчивания не так безобидны, как, на первый взгляд, кажется. Они создают искажённую картину процессов человеческого развития, их движущих сил, мотивов поведения различных социальных слоёв и целых народов, увеличивая тем самым поляризацию и социальную напряжённость в обществе.

6. Упоминая «об инициативе Европейского парламента объявить 23 августа, т.е. день подписания 70 лет назад пакта «Риббентроп-Молотов», Общеевропейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма», резолюция тем самым косвенно объявляет виновниками второй мировой войны только Германию и СССР, выгораживая другие страны, внёсшие не меньший, а может быть и больший, вклад  в развязывание Второй мировой войны. Исторические факты свидетельствуют, что установлению режима Франко в Испании способствовали США, Великобритания, Франция. А милитаризации нацистской Германии способствовал монополистический капитал этих же стран, который предпочёл удовлетворить свою жажду быстрой  наживы и подавить силой возможные революционные выступления трудящихся, вместо того, чтобы поделиться с ними своими прибылями и помочь им в интеллектуальном и культурном развитии.

СДПР склоняется к мысли, что выбор Европейским парламентом даты подписания 70 лет назад пакта «Риббентроп-Молотов» Общеевропейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма продиктован стремлением не почтить память жертв тоталитаризма, а пересмотреть итоги  Второй мировой войны, вывести Советский Союз из списка стран-победительниц, положивших конец  гитлеровской агрессии, и занести его в список поджигателей этой войны.

Учитывая, что Советский Союз вынес основную тяжесть борьбы с нацизмом на фронтах Второй мировой войны, учитывая, что многие жертвы сталинского тоталитаризма воевали с нацизмом как рядовыми (в штрафбатах), так и командуя фронтами  (Рокоссовский), СДПР считает, что выбор Европейским парламентом 23 августа, то есть дня подписания пакта «Риббентроп-Молотов», Общеевропейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма является оскорбительным для граждан Советского Союза, в том числе, и для граждан, явившихся жертвами сталинизма.

СДПР предлагает не устанавливать единую дату  Общеевропейского дня памяти жертв сталинизма и нацизма. Каждое государство, пережившее тоталитарный режим, должно установить свою собственную дату или даже несколько дат, приходящихся на пики репрессий.

Проект внесен 19 августа 2009г. членом Президиума В.Н.Масловым 

с учётом второго проекта резолюции, внесённого А.А. Мальцевым 25.07.09.

Публикуется для обсуждения.

 Пояснительная записка к проекту заявления «По поводу Резолюции ПА ОБСЕ…».

Второй проект резолюции, внесённый А.А. Мальцевым 25 июля, на мой взгляд, лучше первого. Однако он меня всё равно не устраивает. Кроме того, я считаю, что его надо назвать Заявлением, а не Резолюцией. Поэтому предлагаю вашему вниманию свой проект Заявления, написанный вчерне в основном в воскресенье, 16 августа. А 18 августа я прочёл в «Российской газете» интервью, взятое корреспондентом газеты у академика А. Чубарьяна, директора института всеобщей истории РАН, под названием «Военная тайна. Что мы не знаем о Второй мировой». После прочтения интервью я ещё больше укрепился в своей позиции в отношении Резолюции ПА ОБСЕ.

Мне думается, что мы совершили ошибку, опубликовав в НСД только первый проект резолюции, вынесенный на обсуждение Мальцевым.  Нужно было одновременно опубликовать  и второй проект, и замечания Н.Н. Простова к нему. А теперь у многих может возникнуть впечатление, что Мальцев переработал проект не по собственной инициативе, а учтя некоторые замечания А.М. Оболенского. Думаю, также, что автор не должен забывать датировать свои проекты.

Скажу несколько слов по поводу того, что меня не устраивает во втором проекте А.А. Мальцева.

Во-первых, в тексте много спорных утверждений.

1. Таким является утверждение, что «тоталитаризм – это бонапартизм эпохи начинающегося становления Научно-технической революции». Согласно Большому энциклопедическому словарю, в широком смысле,  бонапартизм  – это диктатура, лавирующая между социальными группами в условиях неустойчивого социального равновесия. Причём тут научно-техническая революция? И когда она началась? Я не думаю, что в конце тридцатых годов в Германии и СССР было неустойчивое социальное равновесие. На мой взгляд, можно говорить о бонапартизме как о неокрепшей диктатуре в условиях формальной демократии. Но это дискуссионный, причём второстепенный, вопрос, уводящий в сторону от сути резолюции. Поэтому лучше отказаться от употребления термина «бонапартизм».

2. Я не считаю, что «становление постиндустриального общества породило серию тоталитарных режимов по всему миру». Никто не знает, когда началось это постиндустриальное общество. К тому же разные страны находятся на разных ступенях развития, а появление тоталитарных режимов обусловлено разгулом вседозволенности, непониманием сути демократии и желанием определённых сил подчинить своей воле массы из эксплуататорских или садистских устремлений.

3. Думаю, нельзя утверждать, что «Польша… прямо участвовала в гитлеровской агрессии против Чехословакии», так как Тешинский район Чехословакии, насколько мне известно, был передан Польше в результате Мюнхенского сговора. Кстати, по той же причине Венгрия заняла Закарпатскую Украину, также принадлежавшую Чехословакии. Польша и Венгрия были самостоятельными агрессорами, за спиной у которых были Англия и Франция.

4.  Считаю, что нельзя считать синонимами понятия «общеевропейская война»  и «мировая война». И опять: зачем выносить второстепенный вопрос о начале войны, не относящийся к резолюции?

Во-вторых, стиль изложения не совсем скромен или далёк от стиля резолюции или заявления. Например:

1. «Мы никоим образом в этот день память жертв ни сталинизма, ни нацизма отмечать, не намерены». («Ну и не отмечайте, – скажут нам, – вас всего лишь ничтожная горстка». Ведь мы не представляем политической силы, имеющей опору в массах).

2.  «Если брать за дату памяти какое-либо событие, связанное не с одним из этих режимов, а с несколькими тоталитарными режимами, то чем эта дата отличается от даты формирования гитлеровской коалиции – даты подписания Антикоминтерновского пакта? Если главное внимание уделять не жертвам тоталитаризма в самих тоталитарных странах, а тем жертвам, что тоталитаризм принес соседним народам, то тогда действительно за дату памяти надо брать начало общеевропейской (мировой) войны. Но почему начало войны отсчитывается от пакта «Риббентроп-Молотов»?» (рассуждения типа «если-если» и предложения в вопросительной форме считаю недопустимыми, к тому же все даты в действительности отличаются друг от друга; а начало войны принято отсчитывать от 1 сентября, а не от 23 августа).

В-третьих, в тексте много экскурсов в историю. Их должно быть по минимуму. В этом я с Простовым, можно сказать, почти согласен (см. письмо Мальцева от 26.07.09).  

В-четвёртых, второй проект Мальцева, как и первый, не содержит некоторых важных замечаний в адрес резолюции ПА ОБСЕ с точки зрения партии социал-демократического толка. Что конкретно я имею в виду, следует из текста предложенного мной проекта Заявления.

Теперь скажу о том, с чем я не согласен с Н.Н. Простовым.

Во-первых, – с его утверждением, что «мотивами войны были не идеологические противоречия, а борьба за ресурсные территории». Я считаю, что мотивами войны были и то, и другое. Ведь Германия с Японией ещё в ноябре 1936г. заключили между собой Антикоминтерновский пакт и идеологически обработали своё население в духе антикоммунизма, шовинизма и гегемонии.

Во-вторых, с тем, что «вопросы причин войны и тоталитарных идеологий надо решительно разделять». Связь здесь всё же есть. Авторы резолюции ПА ОБСЕ её тоже усмотрели, но как-то бессистемно. На мой взгляд, тоталитарная идеология ведёт к войне (здесь, разумеется, не идёт речь о гражданской войне) в сочетании с ощущением силы, если тоталитаризм не оправдывается только необходимостью навести порядок в стране, как в Чили.

В-третьих, – с его словами: «А что содержал пакт от 23 августа? Говоря современным сленгом "крутые братки поляну поделили"». Здесь тоже не так всё просто. Так как Германия явно готовилась к войне, СССР должен был принять меры к отпору агрессии. К тому же не надо забывать, что решения 7 конгресса  Коминтерна, состоявшегося в Москве в июле 1935г., снова вдохновили трудящихся СССР на мировую революцию.

В.Н. Маслов. 19 августа 2009г.

← Назад