Российские левые признали главным виновником кризиса неолиберализм

5 мая 2015 - П.В.С.
article3344.jpg

К такому заключение пришли участники международной научной конференции «Российская экономика и общество на перепутье: преодоление неолиберализма или усугубление кризиса», состоявшейся 23-24 апреля 2015 года в Российском экономическом университете им. Г.В. Плеханова. Конференция была организована Кафедрой политической экономии РЭУ при поддержке фонда «Розы Люксембург» и при участии Института глобализации и социальных движений (ИГСО). Среди участников конференции был член редколлегии SD-Inform'a Владимир Пешков.

Для победы над кризисом Россия должна перейти к регулированию рынка, стимулированию спроса и протекционизму. Все это означает отказ от политики неолиберализма, навязываемой стране США, МВФ, ВБ и ВТО. К такому выводу пришли участники международной научной конференции «Российская экономика и общество на перепутье: преодоление неолиберализма или усугубление кризиса», состоявшейся 23-24 апреля 2015 года в Российском экономическом университете им. Г.В. Плеханова. Конференция была организована Кафедрой политической экономии РЭУ при поддержке фонда «Розы Люксембург» и при участии Института глобализации и социальных движений (ИГСО).

 

Руслан Дзарасов, заведующий Кафедрой политической экономии РЭУ: «Несколько десятилетий назад Френсис Фукуяма провозгласил один путь – «свободный рынок» и отказ от регулирования, означающий окончание истории. Было провозглашено, что низкая цена рабочей силы есть основа инвестиций и роста экономики. Так появился неолиберализм. Но с 2008 года все более очевиден провал этой доктрины, потому и в 2015 году мы говорим о кризисе. В ответ же на него началась евразийская интеграция, как попытка стран найти общий выход без указаний США, МВФ или ВБ. Однако, сделав первые шаги, этот процесс обернулся политическим обострением. Без этого, видимо, крах неолиберализма и переход к новой модели развития экономик произойти не может. На выходе же должно появиться рыночное планирование».

 

Барри Гиллс, рофессор политологии университета Ньюкасла и университета Хельсинки (Великобритания): «Перенакопление капитала, вот что мы имеем. Но наш кризис не финансовый. Он основан на распределении доходов, богатств, заработков… Это игнорируются правящими кругами. Потому сужение и фрагментация в экономике привели к военным конфликтам. Один из которых развернулся на Украине. Риски усиления кризиса возрастают не только в России, правительства же заняты поддержкой финансового сектора. Но проблемы банков – лишь 1/3 всех бед, есть же еще душащий экономики плен долгов населения и государств. Освобождение из него очень важно для восстановления развития, которое невозможно без роста благосостояние людей труда».

 

Борис Кагарлицкий, Директор ИГСО: «Вторая волна кризиса, это новое, более настойчивое, чем прежде, обозначение границы экономики «дешевого труда», и приоритета внешнего рынка над внутренним. Разворот же сделать очень трудно, поскольку к идеям нужна политическая воля. Ее нет, и это гарантирует России и другим странам новые сложности в экономике в 2015-2016 годах».

 

Руслан Хасбулатов, заведующий Кафедрой мировой экономики РЭУ: «Либерал-монетаризм как экономическая модель устарел, а наш долго непроходящий кризис – это как раз результат. Нужна не только другая экономическая политика, но и кадровая революция. 50-60 тысяч управленцев нужно заменить новыми людьми, не являющимися носителями неолиберальной идеологии».

 

Димитрис Пателис, адъюнкт-профессор философии в Техническом университете Крита (Греция): «Россияне могут этого еще не понимать, но кризис создал в Европе ситуацию социальной войны ЕС против народов. И евроинтеграция – это не политика развития, она не годится и для России, чтобы эффективно бороться с кризисом. Что стало на этом пути с Украиной? Порабощение и регресс. И это может прийти в другие государства. Причем оказывается, что бюджетные дефициты периферийных стран оказываются прямо пропорциональны профицитам финансовых корпораций стран центра. Если говорить о Греции, где перерыва между волнами кризиса не было, то «война санкций» навязанная нам ЕС ударила по сельскому хозяйству, усилив кризис. Но борьба с ним в форме «жесткой экономии», это страшная разрушительная сила, и копировать ее России не нужно ни в коем случае».

 

Анна Очкина, Заведующий кафедрой методологии науки, социальных теорий и технологий Пензенского государственного педагогического университета: «Неолиберализм – вот, что снимает противостояние рыночников и традиционалистов в России. Суть в отказе от социального государства, предписанного нам Конституцией. Индивидуальное бытие и семью, вот что оставляют людям как основу, а это курс на усиление кризиса. Почему? У нас человек оказывается средством для экономики, но не наоборот. Государство же не пытается консолидировать работу секторов экономики в интересах общества. СССР погубила пассивная демократия. Нас губит отказ от поддержки социальной инфраструктуры. Мегапроекты не дают устойчивого экономического эффекта. Выход же из кризиса может быть связан не с простым наращиванием расходов, и не с сокращением их государством, а социальной ориентацией политики. Это и даст развитие стране».

 

Джеймс Мидуэй, старший экономист Нового экономического учреждения (Великобритания): «Глобализация о которой столько говорили, закончилась. Она закончилась кризисом. В ответ встает вопрос о возрождении национального государства. А неолиберальные правительства отрицают демократические практики, боясь, как бы они не привели к невыгодному для правящего класса выходу из кризиса. Рост рынка государственных облигаций тоже создает помехи, но в нем заключена и угроза. Особенно серьезной она кажется, если задуматься над тем, что центральные банки не стимулируют реальных инвестиций. Разве в России все иначе? Пузыри снова в силе, снова переливаются...»

 

Андрей Бунич, Президент Союза предпринимателей и арендаторов России:  «Стоять на перепутье можно долго, и всякий раз придется говорить о кризисе. Считается, что мы страна с монетаристской политикой. Но «монетаризм» односторонний. Снижать массу ЦБ умеет, но не увеличивать, как предлагалось во время рождения этой методики – дополнения к кейнсианству. Все это дополнено зажатостью малого и среднего бизнеса. В итоге неолиберализм парализует у нас развитие, став синонимом неоколониализма. А теперь еще как в позднем СССР собирается «политбюро» и решает всем убыточным «колхозам» - корпорациям дать денег. В ЕС и США также. Но нам с такого пути нужно скорее сворачивать. Стоять размышлять уже некогда. Качающийся рубль уже привел к уходу массы капиталов в спекуляции, а это путь разрушения экономики».

 

Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований ИГСО: «Пора предложить конкретные рецепты. Что если государство использует «войну санкций», которую России навязали США и ЕС, для отказа соблюдать правила ВТО, которым всякие политические вмешательства в торговлю противоречат? Это будет первый шаг к протекционизму. Он же нам необходим. Можно за два года выкупить 4 млн квартир, новые возвести с использованием только российских материалов и техники. Это даст сильнейший импульс промышленности, где спад нарастает. Это будет означать разрыв с неолиберальными правилами, с «Вашингтонским консенсусом»? Пусть, лишь бы это означало разрыв с кризисом и развитие. В противном случае экономика еще сильно просядет. Мы только в начале спуска. Причем глобальный характер второй волны кризиса не оставляет шансов на внешнее спасение старой модели экономики в России».

 

Галина Журавлева, руководитель научной школы РЭУ «Экономическая теория»: «Ситуация парадоксальна. Крупный бизнес утопает в свободе, а у малого и среднего – ее нет. Потому корпорации могут даже не брать в расчет национальные интересы, а они требуют, чтобы российский рынок, индустрия и сельское хозяйство не только росли, но и развивались. Это и должен быть путь выхода из кризиса».

 

Владимир Пешков, журналист, сотрудник ИГСО: «Будем честными, не во всех регионах России еще ощутили кризис. Там где осуществляют сезонный завоз, в северных областях, кажется, что все по-прежнему. Однако это иллюзия. Реальность же такова, что не единый рост потребительских цен выдает кризис, но и меры правительства и региональных властей по оптимизации, особенно в социальной сфере. И это зачастую ответ на огромные долги регионов, хотя оптимизации не дают экономии – это миф. В иных случаях они даже приводят к росту затрат. А множество людей остается без работы».

← Назад